Глава Укртелекома Георгий Дзекон: у нас тарифы на ОГО очень конкурентно-способные

 Выдержки из стенограммы со скандального пресс-брифинга с главой «Укртелекома» Георгием Дзеконом.

 Тарифы ОГО: Никакого чуда, с тарифами, не случится. Да, у нас очень рентабельны услуги широкополосного доступа в Интернет. Но  они пока не могут покрыть убытки, которые мы терпим от местной и сельской связи.

Надеюсь, через года два-три мы сможем покрыть эти убытки. Но я все равно не пойму, почему «Укртелеком», который занимает в доходах отрасли связи порядка 23-25%, почему он должен содержать 1,7 млн. абонентов в селе и больше 8 млн. абонентов городских по регулируемым державой тарифам.

Увольнения в Укртелекоме: Я могу сказать, что в 2004 году было порядка 125 тыс. человек. Сейчас у нас порядка 84 тыс. человек, мы огромную работу здесь ведем. Хотя, конечно, «Укртелеком» перегружен.

 

Вопрос из зала: Одной из причин вашего странного не состоявшегося отстранения Николай Гончар назвал то, что очень большие долговые обязательства перед компанией, и фактически в тупике переговоры с кредиторами, с которыми нужно  скоро рассчитываться.

Георгий Дзекон: Я считаю, если он это говорил, то вот этим Гончар наносит максимальный урон как «Укртелекому», так и действующему Кабинету Министров. Потому что у нас действительно в настоящее время проходят очередные переговоры. В  марте намечено очередное погашение кредита.

Мы уже три раза его гасили, и каждый раз всех пугали, что «Укртелеком» объявит себя банкротом и не сможет погасить задолженность. Мы прекрасно три раза гасили эту задолженность. Я сейчас тоже не вижу никаких проблем и опасностей в погашении четвертой части этого кредита.

То, что Николай Викторович распускает такие слухи в информационное пространство – это, я считаю, вредительство, если называть вещи своими именами. Он сам хочет сорвать эти переговоры и сделать так, чтобы «Укртелеком» стал банкротом. Не знаю, для чего, но этот факт тоже известен в Кабинете Министров, и он тоже получит свою оценку.

Я считаю, это вообще не допустимо: переговоры не закончены, срок погашения кредита ещё не наступил, Николай Викторович никакого участия в переговорах ни на полсекунды не брал и никогда не пытался брать,

Поэтому я не знаю, откуда он знает, зашли ли мы в тупик или мы находимся на столбовой дороге. И это его заявление – абсолютное вредительство действующему Кабинету Министров.

Вопрос из зала: С учетом того, что идут трения и вас фактически обвиняют в искусственном банкротстве, возникает вопрос: У вас около 10 млн. абонентов. Последние 2 года вы работали с убытком, но, тем не менее, прошлый год был лучше, чем позапрошлый. Каким образом эта ситуация может повлиять на абонентов? Будут ли повышаться тарифы? Ведь на обычном потребителе это может как-то отразиться…

Георгий Дзекон: Я могу сказать следующее: что касается обслуживания 10 миллионов абонентов, почти 1 миллиона абонентов Интернета и 500 тысяч абонентов мобильной связи, то ничего не поменяется. Они все будут обслуживаться так, как и обслуживались, и, надеюсь, даже лучше.

Что касается тарифов, то у нас это все время переводится в политическую плоскость, а я это говорю с точки зрения менеджера. Как это ни тяжело говорить, но пока не будет принято одно из двух решений: доведение тарифов на местную сельскую связь до себестоимости, либо принятие решения формирования Фонда универсальных услуг, который будет использоваться для компенсации разницы между реальной стоимостью и тарифами. Я хочу заметить: не для развития связи в селе. Фонд универсальных услуг не нужен для развития связи в селе. Он нужен для компенсации разницы между реальной стоимостью услуг и тарифом, который устанавливает государство.

Фонд универсальных услуг существует во всех странах, в том числе и у наших соседей по СНГ, там, где нет монополии. Ну и ещё третий вариант, о котором Юлия Владимировна говорила, – это вернуть монополию «Укртелекому» на услуги междугородней и международной связи. Но, понятно, этого никогда не произойдет.

Нам необходимо либо приведение тарифов к себестоимости, либо их покрытие за счет другого источника. Если этого не будет, то «Укртелекому» будет очень и очень сложно показать положительные результаты деятельности. Об этом все знают. Об этом знали все председатели Кабинета Министров, все премьер-министры, которые были. Об этом знал всегда Минфин, об этом знало министерство транспорта и связи, фонд, который нами управлял. Закон подавал Кабинет Министров, и закон провалился.

Я уверен, что этот закон все равно будут подавать, когда у нас будет новый Президент и когда-то у нас будет новое Правительство. Мне интересно, как теперь регионы будут голосовать... чуда никакого не случится.

«Укртелеком» производит продукцию – услуги связи. Я сейчас говорю только про две: услуги местной телефонной связи в городе и в селе. Мы производим услугу. Она стоит, образно говоря, рубль, а мы её продаем много лет по пятьдесят копеек. То есть, каждая минутка разговора нам генерирует убыток.

Раньше этот убыток компенсировался за счет монополизма на международной и междугородней связи, где рентабельность была за 1000%. Во всех странах, прежде чем прекращать монополизм госоператора, его приватизируют. А у нас сначала выдали всем лицензии, в том числе, международные, междугородние и мобильные, и «Укртелеком» остался неприватизированным. Поэтому никакого чуда, я считаю, не случится. Да, у нас очень рентабельны услуги широкополосного доступа в Интернет. Но и они пока не могут покрыть убытки, которые мы терпим от местной и сельской связи.

Надеюсь, через года два-три мы сможем покрыть эти убытки. Но я все равно не пойму, почему «Укртелеком», который занимает в доходах отрасли связи порядка 23-25%, почему он должен содержать 1,7 млн. абонентов в селе и больше 8 млн. абонентов городских по регулируемым державой тарифам.

Вопрос из зала: Тарифы как повышались, так и будут повышаться?

Георгий Дзекон: Я сказал, что есть два варианта. Первый вариант – это повышать тарифы. Второй – это создать Фонд универсальных услуг и «размазать» эту сумму между всеми операторами. Во всем мире себестоимость местной сельской связи достаточно высока, люди не готовы платить по этим тарифам.

Поэтому возьмите Европейские страны, США, Канаду – везде это компенсируется за счет Фонда универсальных услуг. Он везде по-разному называется. Но даже в директиве Евросоюза Фонд универсальных услуг абсолютно четко прописан. Поэтому есть путь не повышать тарифы. Он абсолютно прозрачен и во всем мире используется.

Ну, или второй вариант – повышать тарифы, или третий – «Укртелеком» все время будет находиться в таком вот сложном состоянии.

Вопрос из зала: Георгий Борисович, по словам г-на Гончара, ухудшение положения «Укртелекома» вызвано, в том числе, и ошибочной тарифно-маркетинговой политикой. Скажите, в ближайшее время что-то будет изменяться?

Георгий Дзекон: А где? У нас тарифов больше сотни. Или они все ошибочные?

Вопрос из зала: В основном, мобильная связь. Но он говорил в общем.

Георгий Дзекон: Вообще я считаю, что у нас тарифы на широкополосный доступ очень конкурентно-способные. Что касается тарифов для города и села, то их устанавливает государство. Что касается междугородней и международной связи, то я здесь не вижу каких-то особых возможностей для маневра.

Что касается мобильной связи, то я считаю, что здесь у нас действительно очень большие проблемы. Мы не ожидали, что этот рынок будет настолько «конкурентный», насколько он сегодня есть. Мы рассчитывали, что наша услуга будет услугой «премиум-класса», но наши планы по инвестициям не получили одобрения.

Здесь проблема: мы не можем хотя бы на три года получить какой-то план инвестиций. То есть, мы рассчитывали сделать покрытие такого-то качества, а для этого надо столько-то инвестиций. Потом мы начинаем это строить, а нам говорят, что тратить столько денег нельзя, поэтому мы делаем покрытие в два раза хуже.

Точно так же деньги на рекламу. Я не представляю, как можно продавать услуги связи, не рекламируя их. Вот некоторые деятели в Кабинете министров считают, что мы не должны ничего рекламировать. Слава Богу, что нас премьер и вице-премьер поддерживают. И Юлия Владимировна не понимают, как можно не рекламировать и продавать услуги связи. Но это все делается такими рывками, все эти согласования занимают месяцы.

Но главной нашей проблемой я считаю то, что мы до сих пор не можем найти свою нишу на рынке мобильной связи. С этими тарифами у нас действительно есть проблемы. Мы сейчас выходим  с новыми тарифами, новыми услугами, которые, я надеюсь, будут более удачными. Вот здесь у нас с маркетинговой и тарифной политикой мобильной связи есть проблемы.

Вопрос из зала: А можете озвучить реальные объемы долговых обязательств?

Георгий Дзекон: Долговые обязательства считаются не от уставного фонда, а от активов компании. При чем тут уставный фонд? Это называется «сравнил то, что хочется сравнивать». Долговые обязательства считаются от активов компании. Активы компании – около 18 млрд. грн. в настоящий момент.

Чтоб вы понимали, если бы была нормальная ситуация на рынке заема капитала, не было бы проблем, которые на западе произошли, то «Укртелеком», в принципе, мог бы ещё взять кредит. И я думаю, что «Укртелеком» таки будет брать ещё кредиты на развитие высокодоходных идей – ШПД, оптики.

Вопрос из зала: В прошлом году вы получили 500 млн. убытка, хотя в финплане была предусмотрена прибыль. Что вы намерены предпринять в ближайшее время, чтобы «оздоровить финансово» компанию?

Георгий Дзекон: Давайте будем говорить по фактам, а не по вырванным из контекста высказываниям. В финансовом плане, где написано, что «Укртелеком» прогнозирует закончить 2009 год с прибылью 10, 6 млн. грн. есть шесть или семь условий, при которых это состоится.

Фонд универсальных услуг – раз (это условие не состоялось). Это «минус 800 млн. грн.». Перевести филиал спецсвязи на бюджет государства – это два (и это тоже не состоялось). Там целый ряд таких пунктов. Не хочу их все комментировать, финплан уже есть в открытой печати, возьмите и прочитайте.

То есть я предложил бы все-таки говорить, что финансовый план не выполнен, но смотреть, в какой части он не выполнен. Я считаю, что наши результаты гораздо лучше планированных.

Изначально было две версии. Одна из них предполагала, что если условия финплана не будут выполнены, то мы достигнем убытков, по-моему, больше 1 млрд. грн. Убытки, которые мы получили, они, на мой взгляд, гораздо меньше тех, которые мы планировали.

Если бы был фонд, даже только фонд универсальных услуг, мы бы закончили с прибылью 340 млн. грн., Причем заметьте, фонд – это 800 млн. грн. компенсации. Мы закончили с порядка 500 млн. грн. убытка на услугах, стоимость которых должен компенсировать фонд. Поэтому, что делать – абсолютно понятно, на мой взгляд.

Александр Валентинович поручил еще три или четыре месяца назад мне, Сергею Колобову и Гончару подготовить план вывода «Укртелекома» из сложившейся ситуации. Мы его подготовили и представили. Да, там есть очень сложные вещи, тяжелые, для любого Кабинета Министров, который бы ни был, для Верховной Рады.

Вопрос из зала: Что планируется делать внутри компании, может какие-то увольнения или еще что-то?

Георгий Дзекон: Вы знаете, мы достаточно много сделали уже увольнений. Я могу сказать, что в 2004 году было порядка 125 тыс. человек. Сейчас у нас порядка 84 тыс. человек, мы огромную работу здесь ведем.

Но ведь есть какой-то предел, и нам тоже достаточно сложно это делать. Хотя на самом деле, конечно, оптимизация персонала будет продолжаться. Но мы будем оптимизировать не основной резерв. Не хочется расставаться со специалистами. Хотя, конечно, «Укртелеком» перегружен.

Вопрос из зала: Если ещё есть время, то хотелось бы узнать по дополнительным инвестициям в ШПД, которое, как я понимаю, приоритетно для «Укртелекома». Интересно, во что именно будут вкладываться деньги? В оптику?

Георгий Дзекон: Мы в этом году будем развивать это направление и на оптике, в том числе. Мы продолжим развивать инфраструктуру на меди, где, как мы считаем, у нас ещё есть возможность доутилизировать порядка миллиона портов. И, кроме того, мы в этом году планируем порядка 150 тыс. абонентов подключить по оптике. Это приоритетные направления инвестиций.

Вопрос из зала: Ещё вопрос по инновациям. В частности, об IPTV. Г-н Гончар сказал, что вы очень много средств вкладываете в эту услугу, но до сих пор нет лицензии. Какие у вас планы по этой услуге?

Георгий Дзекон: Для меня это вообще чудно, конечно. Мы действительно вложили определенные средства. Мы не можем начать продавать услугу IPTV, пока у нас не построена сеть и нет возможности определенное количество каналов транслировать. И мы не считали, что нам нужна лицензия вообще для этой услуги.

Мы не несем никакой ответственности за контент, мы покупаем его у тех, у кого есть лицензия на контент. Но получилось так, что когда мы закончили пилотный проект, который был достаточно удачным, и захотели начать предоставлять эту услугу, нас неформально предупредили, что мы должны иметь лицензию, если мы хотим начать коммерческий запуск.

Мы подали документы на лицензию и достаточно давно. Теперь нам по абсолютно формальным признакам отказали в выдаче лицензии.

Сейчас мы плотно работаем с национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания, пытаемся объяснить нашу позицию, что людям только лучше будет, что появится на рынке больше возможностей для потребителя. Но пока понимания мы не находим. Кстати, один из наших приоритетов – получить лицензию.

Вопрос из зала: То есть в запуске IPTV дело стоит только за лицензией?

Георгий Дзекон: исключительно за лицензией. У нас сейчас около тысячи абонентов работает. Но, учитывая то, что продавать эту услугу по тарифам мы не можем, то это тестовые подключения.
На этом все. Большое спасибо.

 

По материалам Виктории Власенко, «proIT»

 

SocButtons v1.5

Добавить комментарий

Обращайтесь к посетителям сайта так, как вы хотите чтобы они обращались к вам

Защитный код
Обновить

Допрос

Сколько вы готовы платить за качественный интернет для личного пользования 100 Мбит/c на загрузку и отдачу?

Вы здесь: Главная Личности Глава Укртелекома Георгий Дзекон: у нас тарифы на ОГО очень конкурентно-способные