Георгий Дзекон рассказал, как сделать фиксированную телефонию доступной, но не убыточной

Председатель правления ОАО «Укртелеком» Георгий Дзекон рассказал о том, почему ставки взаиморасчетов между операторами – стратегический вопрос для рынка связи, что ждет фиксированную телефонию, а также почему местные власти должны регулировать использование телекоммуникационной инфраструктуры.


Станислав Юрасов, «Деловая столица»

 

За последние годы ситуация на рынке кардинально изменилась. Сейчас основная его доля принадлежит мобильным операторам, а не фиксированной связи. Нужно ли каким-то образом развивать фиксированную связь?

– Не уверен, что ей нужно развиваться. Необходимо хотя бы оставаться на том уровне, на котором она была. Направлять правильно усилия на удержание существующих абонентов и доведение этого бизнеса до рентабельности. Мы обслуживаем 10 млн абонентов, 1,5 млн из которых – в сельской и горной местности. Естественно, они для компании убыточны. Для примера, у нас в 2009 г. были убытки 611 млн грн. Причем по сути своей эти убытки – плановые.

И что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?

– Сделать это можно очень просто, как уже сделали большинство стран мира. Государство решило для себя, что услуги местной связи должны предоставляться на всей территории страны по регулируемым, приемлемым для населения тарифам. После этого государство увидело, что тот тариф, который приемлем для населения, убыточен для оператора. Поэтому оно просто вводит какие-то дополнительные сборы со всех участников рынка, для того чтобы покрыть разницу тому, кто эти услуги предоставляет. Любой оператор, оказывающий услуги по установленным государством тарифам, может обращаться в ведомство, которое будет распределять собранные деньги, будь это Минтранс, НКРС, Минфин, указать, на какую сумму были оказаны услуги и сколько нужно возместить. Эти расчеты должны внимательно проверяться. После чего идет возмещение. Никаких других возможностей не вижу.

Если мобильщики перейдут на регулируемые тарифы и подтвердят свои затраты, то будет использоваться тот же механизм. Сейчас же затраты мобильщиков покрыты мраком. Когда мы по взаиморасчетам договаривались, так никаких расчетов так и не получили. В противном случае государство должно сказать, что у него нет возможности покрывать эту разницу. Поэтому делайте, как считаете нужным, выведя при этом эти тарифы из регулируемых. «Укртелеком» доведет их до себестоимости. И тогда уж сколько абонентов отключится – столько отключится.

Но ведь и так отключаются…

– Да, в прошлом году отключились больше, чем подключили новых. Но Украина еще долго держится. Например, в Польше фиксированная связь теряет абонентов с 2005 г., во многих странах этот процесс начался еще раньше.

Почему так сложно проходят переговоры о взаиморасчетах за доступ операторов в сети друг друга?

– Интерконнект – это средство конкурентной борьбы. Каждый оператор старается оказывать как можно больше услуг внутри сети, чтобы у его абонента даже мысль не возникала о переходе к другим. Наша сеть – 10 млн абонентов. Тариф за доступ в сеть «Укртелекома», как единственного монополиста, регулируется государством и установлен на уровне 25 коп./мин. А вот операторы мобильной связи устанавливают ставку доступа в свои сети сами, поскольку, в отличие от «Укртелекома», несмотря на сопоставимую или большую абонентскую базу, монополистами не являются и их никто не регулирует.

Ставка интерконнекта – это сильный конкурентный рычаг. Ведь если так исторически сложилось, что какой-то оператор пришел на рынок первым и построил сеть, то он может контролировать дальнейшие изменения в отрасли.

Поэтому интерконнект принципиален даже не из-за своей стоимости. Это – мощнейшее средство, которое позволяет убрать конкурентов с рынка. Такого в мире вообще нигде нет. Вы не найдете оператора, который занимает 25–30% рынка и тарифы которого не регулируются. Потому что он просто убьет рынок. Он будет ставить заградительный тариф на свою сеть, а внутри нее давать хотя бы на две копейки дешевле.

Я считаю, что ставки взаимодоступа вообще не нужны. Ведь себестоимость соединения сетей – ноль гривень ноль копеек. Если ставки не будет, тогда все могут предоставлять клиентам одинаковые тарифы независимо от того, на какую сеть они звонят. Тогда клиенты смогут выбрать «Киевстар», Utel, МТС или других. А если уж ее оставлять, то необходимо государственное регулирование. Не может оператор, который занимает 2% рынка, договориться с оператором, занимающим на нем 30%. Поэтому идеально было бы, чтобы АМКУ признал крупных операторов монополистами, НКРС установила тарифы – и никто ни с кем не договаривается.

Но ведь вы как-то договорились с операторами…

– Мы подписали договоры со всеми крупнейшими участниками рынка. В этих документах мы понизили ставку на их сети, притом что наша осталась на прежнем уровне. Соответственно, наши затраты стали меньше. Для нас это достаточно сложный компромисс, который мы смогли достигнуть. Произошедшие договоренности были такими тяжелыми, так долго шли, потому что государство не хотело вмешиваться, хотя это его прямая функция. И до сих пор мы еще не подписали договор с «Астелитом».

Почему?

– Даже не могу сказать. Просто не знаю, что не устраивает «Астелит». Мы им предложили те же условия, что и всем остальным операторам.

Рассчитались ли вы по подписанным договорам интерконнекта?

– Мы сейчас рассчитываемся по текущим обязательствам. А прошлые долги просто гасим по согласованным графикам. С расчетами никаких проблем нет.

Если не видите большого будущего за фиксированной связью, то какие услуги для «Укртелекома» приоритетны?

– Во-первых, передача данных – как фиксированная, так и мобильная. Эта услуга намного более рентабельна, чем голосовая связь. Если раньше все боролись, чтобы дома был телефон, то сейчас у каждого будет интернет. Неважно, в какой форме: на мобильном телефоне, через домашний компьютер, IPad… Обеспечение доступа в сеть оказалось достаточно сложной технологической задачей. Одно дело создать сеть для 500 клиентов на Оболони, совсем другое – обеспечить абонентов на всей территории Украины. Сейчас у «Укртелекома» есть миллион абонентов «ОГО!». И в следующие пять лет их количество будет расти.

Во-вторых, мобильная связь. Ее нужно развивать по двум причинам. Когда человек покупает первый телефон, то теперь он мобильный, а не фиксированный. И упускать этот сегмент рынка – исключительно неправильно. Вторая причина: у нас есть возможность пакетирования услуг – фиксированных и мобильных. За счет этого мы можем убедить некоторых абонентов других операторов пользоваться нашими услугами. И, наконец, я думаю, что мобильная передача данных станет со временем такой же доступной, как и голосовая связь. Причем это может быть мобильность на уровне WiFi, не обязательно на уровне UMTS или GSM. Просто вы не привязаны к проводу и вам максимально удобно, когда вы можете положить свое устройство в карман.

В-третьих, мы сосредоточим усилия на услугах для корпоративного сектора. Прошлый и позапрошлый год были достаточно успешными для компании: мы подключили крупных абонентов: и государственных – ГНАУ, Ощадбанк, «Укрпочту», и коммерческих – Укрсоцбанк, УкрСиббанк. Это – третий сегмент, где я вижу перспективы роста для «Укртелекома».

Вы сами говорите, что крупный мобильный оператор, например «Киевстар» с более 20 млн сим-карт, может предложить ноль внутри сети. Каким образом с ним можно конкурировать маленькому оператору, такому как Utel?

– Только строить сеть, сравнимую с «Киевстаром», и набирать абонентов. И ни в коем случае не заниматься покрытием дорог и мелких населенных пунктов. Там уже есть «Киевстар». Да и не так много людей нуждаются в связи за пределами городов. Нужно обеспечивать качественное покрытие всех крупных населенных пунктов. Скажем, больше 50 тыс., больше 100 тыс. жителей. Другого рецепта не существует. Вот «Киевстар» 10 лет строился, UMC – лет 12. «Укртелекому» тоже нужно время.

А разве вы не покрыли все основные города?

– Если называть «покрытием» возможность где-то в городе найти доступ к нашей мобильной сети, то, безусловно, покрыли. С точки зрения голосовой связи у нас более или менее нормальное покрытие. А вот что касается передачи данных, оно еще далеко не нормальное. Ведь у нас 1400 базовых станций, а у «Киевстара» – 15 тыс. В столице, например, у МТС и «Киевстара» в пять-шесть раз больше базовых станций для голоса. Поэтому нам еще строить, строить и строить.

Просто нужно сделать нормальную, хотя бы трехлетнюю программу, выделить деньги. И постоянно заниматься развитием сети. Тогда мы, конечно, станем конкурентоспособными.

И сколько еще нужно построить?

– Хотя бы еще около 5 тыс. базовых станций нам нужно, учитывая, что мы не идем покрывать дороги, поля и реки.

Представители «Укртелекома» неоднократно говорили о заинтересованности в развитии IPTV. Чем компании интересна эта услуга?

– Для нас эта услуга очень важна по той причине, полагаю, что мы сможем очень активно конкурировать с «Волей». И сможем удерживать абонентов, которые по той или иной причине хотят от нас уйти, предложив им в пакете интернет и ТВ. Причем эта услуга нам нужна не столько с точки зрения генерирования новых денег, сколько для увеличения темпов роста «ОГО!». Правда, Нацсовет по телевидению и радиовещанию пока не дает лицензию. Они IPTV рассматривают как чисто телевизионную услугу, которая таковой в 2010 г. в Украине еще не является. Мне кажется, что лицензию на IPTV вообще логично давать всем желающим. Или сделать ее декларативной. Ведь эта услуга требует больших инвестиций в сеть, и только «Укртелеком», «Киевстар» и еще несколько компаний будут ее предоставлять. У Нацсовета же все равно все функции остаются: проверить программы на наличие запрещенного контента.

По всей территории Украины собираетесь ее предоставлять?

– Конечно. Все миллион абонентов «ОГО!» получат возможность купить услугу IPTV с одинаковым качеством, независимо от их географического расположения.

А как быть с пользовательскими приставками для IPTV? Они довольно дороги для среднестатистического абонента.

– Во-первых, есть разные приставки. Приставка, которая поддерживает HD, будет стоить $150–200. Для массового потребления мы можем сделать приставку до 1000 грн., но без HD. Во-вторых, «Укртелеком» рассматривает две модели. Можно субсидировать приставки – продавать по 1 гривне. Или же предлагать рассрочку при заключении контракта на несколько лет. У нас уже 1200 абонентов по всей Украине пользуются услугой в тестовом режиме.

Какие перспективы у вашего проекта WiFi?

– Это еще одна дополнительная возможность беспроводного доступа в интернет. Просто себестоимость передачи мегабайта трафика через этот стандарт гораздо ниже, чем через 3G. Сейчас она развивается. В мае будет запущена программа лояльности, когда все клиенты «ОГО!» могут бесплатно воспользоваться WiFi в точках доступа. Проект достаточно недорогой с точки зрения инвестиций.

«Укртелеком» владеет системами кабельной канализации в городах. Насколько затратно для вас их содержание?

– Сейчас они стали прибыльными. По нашим новым тарифам рентабельность кабельных канализаций составляет порядка 20%. Учитывая, что крупным операторам предоставлялись скидки, в реальности она немножко ниже, чуть больше 10%. Я не считаю, что это очень большая рентабельность. Потому что канализацию нужно как эксплуатировать, так и развивать, строить.

В последнее время местные власти в разных регионах заговорили о том, что хотят регулировать использование телекоммуникационной инфраструктуры в своих городах. Как вы относитесь к тому, что, помимо НКРС, регулировать будет еще кто-то?

– Я двумя руками за регулирование. Всем будет намного легче. Потому что сейчас все договоренности какие-то подковерные в каждом районе. Пусть скажут ЖЭКи, что они готовы установить в подъезде хоть десять шкафов с оборудованием разных операторов, а мы им должны платить какую-то сумму. За это нам гарантируют сохранность оборудования, бесперебойное электропитание и пр. Во всяком случае «Укртелеком» бы платил за это с удовольствием.

Это рынку только поможет, если будут, конечно, установлены нормальные цены. То же самое, кстати, касается строительства базовых станций. Все что-то «выкручивают», вместо того чтобы город сказал: «На всех коммунальных зданиях тариф такой-то. Вот отдел, который занимается инфраструктурой. Вы все сюда приходите, платите, получаете все разрешения». Всем станет легче и понятнее, в городских бюджетах будет больше денег, зато их станет меньше там, куда они сейчас уходят.


Источник: www.proit.com.ua

SocButtons v1.5

Добавить комментарий

Обращайтесь к посетителям сайта так, как вы хотите чтобы они обращались к вам

Защитный код
Обновить

Допрос

Сколько вы готовы платить за качественный интернет для личного пользования 100 Мбит/c на загрузку и отдачу?

Вы здесь: Главная Личности Георгий Дзекон рассказал, как сделать фиксированную телефонию доступной, но не убыточной