Владимир Семиноженко: Решение вернуть НДС для IT-отрасли – нелогичное и несистемное

Глава Государственного агентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины, руководитель направления реформ «Развитие научно-технической и инновационной сфер» Владимир Семиноженко рассказал о том, действительно ли IT-шники в Украине вскоре получат отмену НДС и когда такой закон будет принят. А также г-н Семиноженко уточнил некоторые детали об Инновационном кодексе.

Ольга Карпенко, «ЛИГАБизнесИнформ»


Хотелось бы начать с законодательной тематики. Какова вероятность того, что законопроект N8267 об экспериментальных условиях для разработчиков ПО («Об экономическом эксперименте по созданию благоприятных условий для развития в Украине индустрии программной продукции» - прим.ред.) парламент таки рассмотрит до каникул?

- По поводу данного закона есть четкая позиция премьер-министра: его необходимо как можно скорее рассмотреть в первом чтении. Необходимость здесь вполне очевидна: наши IT-компании нужно поставить хотя бы в равные условия с теми мировыми компаниями, с которыми они конкурируют – в России, Белоруссии, Индии. Из-за неконкурентных условий часть предприятий этой сферы уходит в тень, работодатели не могут легально предлагать программистам зарплату, сравнимую с мировыми уровнями. А в указанном проекте предлагается приблизить условия существования украинских IT-компаний к мировым, в частности, снизить социальные налоги и выплаты.

Несмотря на поддержку власти, законопроект завернули на заседании парламентского комитета по науке и образованию, почему это могло произойти?

- Возможно, на предыдущем заседании комитета сработали какие-то субъективные факторы. На следующем заседании, 6 июля, я сам планирую присутствовать.

По нашим ожиданиям к 2015 году IT-сфера сможет обеспечивать до 8% ВВП страны, откровенно говоря, она заслуживает отдельного парламентского комитета. А у нас информатизация пока что «гуляет» между различными комитетами и подкомиссиями: комитетом по науке и образованию, по финансам и банкам, ходит по какому-то замкнутому кругу и иногда попадает не совсем по адресу.

И, как вы считаете, проблем с вынесением законопроекта на голосование не будет?

- Не должно быть.

По предварительным оценкам, если этот законопроект будет принят, например, осенью этого года, какими будут его конкретные последствия для отрасли?

- Первую «температуру» можно будет замерять уже через год. Ведь IT – это очень динамичная сфера, которая быстро реагирует на такие изменения, буквально в рамках одного-двух отчетных налоговых периодов. Когда с 1 января текущего года вступил в силу Налоговый кодекс и НДС для IT-услуг был отменен, отрасль отреагировала мгновенно. Мы предполагали, что рост составит порядка 30%, но за первый квартал он показал почти 42%. Кроме того, возврат НДС устранял возможности для нелегальных схем, выводил отрасль из тени.

Да, но норму, отменяющую НДС для айтишников, отменили, закон принят, подписан и уже вступил в силу с 1 июля.

- В июне действительно произошли достаточно неожиданные и досадные вещи. Но позиция премьер-министра по этому поводу совершенно четкая: даже уезжая в отпуск, он подчеркнул, что поддерживает отмену НДС для IT-услуг.

Решение вернуть НДС для IT-отрасли - нелогичное и несистемное, кроме того, его нельзя было принимать посреди года. Чтобы проанализировать это положение, сейчас под руководством замминистра финансов Анатолия Мерковского действует рабочая группа. Все аргументы уже изложены, приведены убедительнейшие расчеты того, что государство выиграет от этого не сотни миллионов, а миллиарды гривен только за этот год. По нашим подсчетам, дополнительные поступления в бюджет составят до 1,5 млрд.грн.

Мы видели, как проходило принятие Налогового кодекса в прошлом году, закона с очень сложной судьбой (улыбается), который пережил все стадии «законодательного слалома», и последнее слово в нем еще не сказано. Но я уверен, что лучше пережить такие «зигзаги», чем допустить, чтобы ситуация с НДС оставалась в той стадии, в которой она находится сейчас.

Когда ориентировочно сможет появиться и быть принят законопроект, опять отменяющий НДС? - Учитывая, что текст всего законопроекта будет звучать приблизительно как «внести изменения в подпункт такой-то пункта такого-то Налогового кодекса Украины», думаю, что в редакционном плане он будет подготовлен быстро и без особых усилий.

Политическая воля премьер-министра есть, осталось, чтобы свое слово сказал Минфин. Парламенту осталась только неделя работы, так что, к сожалению, вряд ли можно говорить о том, что его внесут и рассмотрят этим летом. Скорее всего, следует ожидать его рассмотрения на осенних заседаниях.

Продолжая законодательную тематику, хотелось бы услышать детали об Инновационном кодексе. Насколько я понимаю, позиция агентства состоит в том, что на данный момент он не сможет быть принят, поскольку «зависнет» в законодательном вакууме?

- По сути, да. Сам по себе документ, который по многолетним просьбам и обращениям был разработан Академией правовых наук, неплох. Но, к большому сожалению, он рождался не с теми людьми, которые реально проводят инновационную политику в стране. В подготовке таких документов в идеале должны участвовать юристы, искушенные в законодательстве, представители реального сектора, понимающие, как и зачем создаются инновации, и власть.

Этот документ на заседании рабочей группы направления реформ «Развитие научно-технической и инновационной сфер» был заслушан как первый в своем роде. Ему было дано множество противоречивых оценок, причем большинство участников группы склонилось к тому, что документ является недоработанным и не может быть даже основой для кодекса.

Конечно, хотелось бы, чтобы это был документ прямого действия, как Налоговый кодекс, а не просто некие рамочные, декларативные положения. А для того, чтобы он таковым стал, Инновационный кодекс должен создаваться на базе рабочего законодательного поля в сфере инноваций, и фиксировать некие основополагающие вещи, которые будут неизменными. Хотя опыт Налогового кодекса и свидетельствует об обратном (улыбается).

Так что первоочередным заданием для рабочей группы является создание нового Закона об основах инновационной деятельности.

Вы говорите о новой редакции или новом документе?

- О новом законе. Потому что предыдущие законы, по сути, были похоронены, так и не начав работать. К началу 2000 годов Украина обладала самым лучшим законодательством в научно-технической и инновационной сфере, была предложена блестящая модель технопарков, хорошие законы о науке и научно-технической, инновационной деятельности. Но их, к сожалению, блокировало непонимание того, что такое законодательство не сулит лишние траты бюджету, а наоборот, создает почву для новых поступлений и для дальнейшего развития экономики.

То есть, новый закон об инновационной деятельности намного более реален, чем Инновационный кодекс? Какие принципиальные вещи будут в нем заложены?

- Он будет писаться фактически более, чем через 10 лет после того, как было создано предыдущее инновационное законодательство. Ведь концепция научно-технического развития Украины принималась Верховным Советом еще в 1999 году, то есть, 12 лет тому назад. Сейчас само понятие инноваций должно восприниматься по-другому. Если раньше приветствовались любые инновации, в том числе - повторение того, что уже делают другие страны, то сейчас государственные возможности не должны тратиться на что-то устаревшее, только на новейшие технологии.

Кроме того, если раньше мы говорили о венчурном финансировании, о стартапах, как о какой-то экзотике, существующей не у нас и для нас неактуальной, то сейчас этот подход также должен поменяться.

Можете чуть подробнее пояснить ситуацию с возможностями венчурного финансирования инновационной деятельности?

- На сегодняшний день, по настоящему рисковое финансирование невозможно провести в рамках существующих в Украине финансовых институтов.

Почему?

- Такие механизмы не предусмотрены законодательно. Сейчас действуют фонды совместного инвестирования (ИСИ), но достаточно часто такие компании используются для ухода от налогов. Необходимо же, чтобы рисковое финансирование можно было провести в любой момент, при этом даже не получив никакой отдачи от проекта, иметь возможность правильно отчитаться и продолжать свою деятельность дальше. Сейчас это невозможно.

Далее, рисковое финансирование должно направляться в рисковые, инновационные компании. Как такие компании создаются, судя по мировому опыту? Мы видим, что часто яркие истории успеха - это толковые выпускники, отчаянные и талантливые молодые люди, у которых появилась идея и которым удалось получить под нее средства, потому что были финансовые институты, способные такие средства обеспечить. Чтобы такая схема работала в Украине, нужна инновационная инфраструктура, основу под которую подготовят опять же изменения в законодательство.

Например, нужно, чтобы при университетах была возможность учреждать стартапы без отдельного постановления Кабмина. На данный момент это связано со множеством сложностей, начиная с отчуждения права пользования госсобственностью.

Мы создали рабочую группу из представителей разных секторов и уже подписан указ о подготовке такого законодательства.

В Госагентстве обсуждалась идея о Национальной венчурной компании. Не могли бы Вы рассказать о ней чуть подробнее?

- Помню, как в 2006 или 2007 году мы общались с Тимоти Дрейпером (основатель, управляющий директор Draper Fisher Jurvetson, один из инвесторов Skype – прим.ред.), чтобы понять, как работают успешные венчурные компании. На тот момент это, конечно, был не в коня корм, ведь тогда с такими идеями не к кому было обращаться в правительстве.

Сейчас идея Национальной венчурной компании была нами глубоко проанализирована, и она обязательно попадет в план действий на 2012 год. Предусматривается, что такая компания будет развиваться по нескольким этапам. Первый этап, к слову сказать, самый непопулярный и труднопробиваемый, предусматривает создание 100%-но государственной компании, к которой позднее может присоединиться негосударственный капитал.

Через выпуск акций?

- Да. Вполне возможно, через акционирование.

Чем будет заниматься такая компания?

- Искать рисковые проекты, для того чтобы они наконец-то реализовывались. Могу сказать, даже на первом этапе вполне возможна структура государственно-частного партнерства: венчурная компания сможет подписать договор с крупным бизнесом, пропорционально вложиться в некий стартап и позднее получить выгоду. Эта компания нужна, прежде всего, нашим новаторам, изобретателям, чтобы профессионалы при любом университете смогли рассказать о своей идее и получить для нее рабочую схему реализации.

Мы традиционно говорим об IT-сфере, но ведь инновации этим не ограничиваются. Наш малый и средний по мировым меркам бизнес, который занимается, например, биотехнологиями, на мировом рынке действует достаточно успешно. Ежемесячно экспортируется 35 тыс. новых химических веществ для создания новых фармацевтических препаратов. Если таким компаниям дать возможность опереться на рисковые инвестиции, дать возможность получить средства для развития без того, чтобы закладывать имущество, освободить от налогов и проверок, они смогут выйти в мировые лидеры. Уже сейчас для таких малых компаний мы предлагаем программу, которая до 2015 года может обеспечить 20-25%-ное сокращение зависимости Украины от зарубежных инновационных медпрепаратов.

Кроме того, большинство инновационных продуктов создается в международной кооперации. И наши специалисты получают в ней заслуженное признание. Например, в CERN (Европейский центр ядерных исследований в районе Женевы – прим.ред.) на грид-системах работают наши программисты, их там очень высоко ценят. Так вот представьте себе, что есть некая украинская фирма, которая работает с Европой и регулярно отправляет туда маленькую порцию медпрепарата для тестов. С существующим таможенными процедурами сами можете представить, как такая процедура затягивается. Так почему бы не создать таможенный портал только для инновационных разработок?

Вы упоминали технопарки, инновационные государственные проекты. Ближайшим примером, который сейчас реализуется в России, может стать инноград Сколково, созданный по аналогии с Кремниевой долиной. Насколько такие идеи актуальны для Украины?

- Технопарки, своеобразные оазисы высоких технологий – это идея, которая реализуется всеми развитыми странами, причем каждая страна выбирает для себя наиболее подходящую модель. Для Украины, как показывает опыт, хорошо срабатывают налоговые стимулы, целевые программы. К примеру, тот факт, что мы хоть как-то можем конкурировать на рынке микроэлектроники, стал возможен благодаря такой программе.

Что же касается Сколково, сколько бы ни иронизировали над этим проектом, мол, еще одна потемкинская деревня, я его воспринимаю очень позитивно. Ведь фактически создается платформа, которая дает инноваторам уникальные возможности, получает финансовые, налоговые привилегии. Конечно, вместо того, чтобы критиковать или иронизировать, нам нужно самим пытаться создавать подобные вещи. Но не стоит забывать и о том, что украинские компании могут уже принимать участие в работе Сколково: приглашение распространяется на проекты изо всех стран.

По поводу собственных технопарков, думаю, уже в ближайшее время эта идея будет восстановлена. Премьер-министр относится к ней позитивно. Конечно, необходимо будет следить за тем, чтобы не было злоупотреблений, например, сформулировать определенные ограничения, разрешив создание технопарков только национальной и отраслевым академиям.


Источник: www.proit.com.ua

SocButtons v1.5

Комментарии  

 
0 #1 Толошная Валерия 20.01.2012 19:07
Помощь в регистрации свидетельства плательщика НДС:
*консультирование клиента
*сбор документации и подача заявления
*сопровождение клиента до выдачи свидетельства плательщика ндс
Толошная Валерия
тел.:(097) 481-23-87
http://www.bcg.dp.ua
Цитировать
 

Добавить комментарий

Обращайтесь к посетителям сайта так, как вы хотите чтобы они обращались к вам

Защитный код
Обновить

Допрос

Сколько вы готовы платить за качественный интернет для личного пользования 100 Мбит/c на загрузку и отдачу?

Вы здесь: Главная Личности Владимир Семиноженко: Решение вернуть НДС для IT-отрасли – нелогичное и несистемное