Европейский опыт в IT-секторе: Литва, Грузия, Молдова, Швеция

europe itНам нужно перенимать европейский опыт, – самая модная фраза 2014-15 гг. Что же мы можем перенять у европейских коллег в IT-сегменте? Докладчик из Литвы рассказал об LTE-буме и совместном построении инфраструктуры игроками рынка; представитель Грузии – о государственном регулировании отрасли и методах искоренения коррупции; докладчик из Молдовы поделился опытом переноса абонентских номеров между операторами; а выступающий из Швеции рассказал о важности оптоволоконного доступа для развития мобильного Интернета и современных сервисов, а также спрогнозировал создание единой IP-сети.

Многие страны Восточного партнерства и Европейского Союза уже имеют большой опыт успешного государственного регулирования телеком-отрасли. Сотни работающих законов, десятки госорганов, способных не только анализировать рынок, но и влиять на провайдеров, чтобы обеспечить населению качественный Интернет-доступ, современные технологии подключения и внедрение новых сервисов. Вот несколько примеров развития и регулирования коммуникационной отрасли в Европе. Докладчики выступали на «Украинском телекоммуникационном форуме 2015» Института Адама Смита.

 

Литва

Феликсас Добровольскис, директор Национальной Службы регулирования связи Литвы (RRT), а также член Совета ITU

Первые документы для государственного регулирования телекоммуникационного сектора в Литве были приняты в 1998 г. С тех пор прошло 17 лет, и Литва стоит наравне с другими странами Северной Европы по уровню развития широкополосного Интернета. 2014 год стал для Литвы периодом LTE-бума. На сегодняшний день около 80% территории страны покрыто 4G LTE. Мобильный Интернет используется тотально и повсеместно. Но как же Литва добилась успеха во внедрении скоростных мобильных Интернет-технологий столь быстро? Прежде всего, эта страна пытается идти в ногу со временем. Так, в период появления мобильного Интернета Литва использовала WiMax технологию, но быстро перешла на более современные. Она прошла 3G, когда эта технология считалась лучшей. Кстати, покрытие 3G в крупных городах достаточно неплохое. А с 2014 г. внедряет LTE, причем быстрыми темпами. В отличие от Украины, которая плетется позади всех в области мобильного Интернета и не знает, за что хвататься, чтобы был смысл вкладывать крупные инвестиции в построение сетей, – Литва последовательно внедряет самые последние разработки и технологии, просто переходя на следующий этап, когда приходит время.

Кроме мобильного Интернета, в Литве активно развивается и оптоволоконный доступ. С 2008 г. оптика доминирует. Что касается медных кабелей, то их уже практически никто не использует, только волоконно-оптические. Оптика активно используется не только для подключения частных пользователей, но и общественных мест, организаций, госучреждений (больницы, школы и т.п.). Таким образом, популярность такого подключения не падает даже с 80%-ным покрытием страны мобильным Интернетом. Среди литовских провайдеров 3 мобильных оператора предоставляют только услугу мобильного Интернета, остальные либо занимаются только фиксированным, либо продвигают обе технологии. Провайдеры, работающие на рынке на протяжении долгого времени, в основном, развивают фиксированный доступ, а более молодые – ориентированы на мобильный Интернет.

В Украине сегодня ведется много дискуссий на тему: стоит ли оператору сосредоточиться на одной технологии (например, «МТС-Украина» все силы бросит на построение 3G-сети) или продвигать обе (как это делает «Киевстар»). Так вот опыт Литвы показывает, что обе схемы могут быть достаточно успешными, лишь бы инвестиций хватало.

На телеком-рынке Литвы есть еще одна важная тенденция: с 2009 г. в построении инфраструктуры для фиксированных и мобильных сетей часто принимают участие все игроки рынка совместно. Провайдеры объединяются, чтобы зайти на те территории, куда тянуть сеть каждому по отдельности невыгодно. Госрегуляторы также участвуют в процессе. Так называемый co-sharing (совместное использование) элементов инфраструктуры – нормальное явление в Литве. Опыт этой страны может помочь и Украине, во всяком случае, при построении 3G-сети.

 

Грузия

Мзия Гогилашвили, главный специалист Департамента стратегического развития, Национальной комиссии по коммуникациям Грузии

Грузинский опыт государственного регулирования IT-отрасли может пригодиться Украине, ведь Грузия добилась жесткого и бескомпромиссного исполнения законов и обезопасила отрасль от коррупции. Во всяком случае, настолько, насколько это возможно. Полностью искоренить коррупцию невозможно, поскольку само понятие коррупции достаточно размытое. Но вернемся к нашей теме. В Грузии работают 2 регулятора телеком-отрасли: Национальная регулирующая комиссия по энергетике и водоснабжению Грузии (GNERC) и Национальная комиссия по коммуникациям Грузии (GNCC). Это государственные регуляторы, финансово независимые от Интернет-провайдеров и прочих организаций, а также не подчиняющиеся другим органам власти.

GNERC имеет собственный бюджет и отчитывается непосредственно перед Президентом и Парламентом страны, а также перед Министерством энергетики Грузии. Таким образом, провайдеры не могут продавливать через чиновников полезные для себя решения или влиять на работу регулятора. В состав GNERC входят 5 комиссаров. Их работа состоит в регулировании устава, а также составлении и подаче в Парламент подзаконных актов и законов в энергетическом секторе. Т.е. на этом регуляторе лежит законодательное регулирование телеком-отрасли.

GNCC – это орган, имеющий функции контроля отрасли коммуникаций. В его обязанности, например, входит изучение правомерности вещания того или иного оператора, ценовая политика на рынке Интернет-услуг, качество IT-сервисов и проч. В Грузии законотворческая и контролирующая функции строго разделены по разным регуляторам. GNCC финансируется за счет официальных отчислений операторов. Таким образом, этот орган финансово независим от государства.

Комиссия состоит из 5 членов, которые избираются сроком на 6 лет, а председатель – на 3 года.

Что интересно: во избежание коррупции отбором кадров для GNCC занимается непосредственно Президент Грузии. Если появляется вакансия на должность председателя, то объявляется открытый конкурс, принять участие в котором может каждый гражданин. Президент выбирает 3 кандидатуры, а Парламент согласовывает одного из них на должность.

Оба регулятора – и Национальная регулирующая комиссия по энергетике и водоснабжению Грузии, и Национальная комиссия по коммуникациям Грузии – работают прозрачно и открыто. Вся информация об их работе находится в открытом доступе, включая бюджет и любую документацию. Небольшое число чиновников-членов обеих комиссий позволяет легко отследить, если кто-нибудь из них нарушает закон или лоббирует интересы конкретного провайдера. За это сотруднику полагается увольнение или даже уголовная ответственность.

 

Молдова

Ала Байдауз, начальник Управления развития регулирования компании ANRCETI

Молдова на своем опыте узнала, как можно расшевелить стагнирующий IT-рынок и тем самым улучшить общий экономический климат в стране. А решение очень простое: ввести услугу переноса абонентского номера между операторами. Оказалось, что операторы, давно уже не предлагающие пользователям никаких новых услуг, не снижающие тарифы и забывшие о живой конкуренции на рынке, вдруг зашевелились, сегмент начал бурно развиваться, а государственные регуляторы наконец смогли взять под контроль нелегальных провайдеров. Вопрос застоя рынка информационных технологий для Украины, пожалуй, не столь актуален, но вот вопрос борьбы с «черными провайдерами» стоит остро. Официально в нашей стране зарегистрировано порядка 1500 операторов, предоставляющих доступ к Интернету. В реале на этом «жирном» рынке работает еще больше игроков, но даже зарегистрированных контролировать практически невозможно. Никакой регулятор не может каждые полгода проверять всех 1,5 тыс. провайдеров.

Опыт Молдовы показал, что одна-единственная услуга (например, услуга переноса номеров) может кардинально повлиять на весь рынок. Так, после введения этой услуги тарифы снизились на 40%, а абоненты получили множество новых сервисов. Провайдерам стало выгодно заманивать и удерживать уже существующих пользователей любыми легальными способами.

На введение услуги переноса номера понадобилось около 4 лет, поскольку необходимо было подготовить законодательную базу с нуля, создать единую БД и провести изменения в сетях всех операторов. Но сложнее всего было подписать контракты со всеми провайдерами, которые, естественно, не горели желанием менять уже устоявшиеся принципы работы (которые и так приносили прибыль, ведь выбора у пользователей особо не было). Молдова активно использовала опыт других стран и их представителей (Литвы, Норвегии и проч.).

Результаты появления такой услуги на рынке оказались положительными во всех смыслах. Прежде всего, абоненты получили выбор, более низкую стоимость доступа в Интернет и мобильной связи, новые сервисы. Государственный регулятор взял под контроль количество легальных операторов и качество их работы: теперь на рынке есть только легальные игроки (3 мобильных оператора и 38 фиксированных). Причем отслеживать их работу просто: если перенос номеров происходит, значит, провайдер реально предоставляет услуги. Операторы тоже получили выгоду: «черные провайдеры» и слабые игроки не получили лицензий, освободив определенную нишу на рынке. Таким образом, конкуренция стала более здоровой.

Еще один важный момент, на который Украине нужно обратить внимание. В Молдове введены достаточно серьезные санкции для провайдеров и регуляторов за нарушение закона. Так, если провайдер указывает определенную скорость Интернет-доступа в своем тарифе, то несоблюдение ее несет за собой крупные штрафы. Поэтому он должен либо обеспечить заявленную скорость, либо заявить более низкую, но правдивую. Точно так же несут ответственность и чиновники за нарушения. Если сотрудник госрегулятора не справляется со своими задачами или не отвечает требованиям, то он будет уволен или переведен. Естественно, существование наказания снизило и уровень коррупции в ИТ-секторе.

 

Швеция

Горан Марби, генеральный директор Национального агентства почты и связи Швеции (PTS), а также заместитель председателя правления BEREC (Европейской ассоциации регуляторов в области электронных средств коммуникаций).

Швеция является страной с высоко развитыми технологиями, в том числе и Интернет-технологиями. Так, например, в Швеции нет почтовых отделений, а вся переписка осуществляется посредством электронных писем. Проникновение Интернета позволяет целой стране отказаться от многих аналоговых сервисов и заменить их цифровыми/электронными. Переписка, документооборот, обратная связь с госучреждениями и многое другое. Но, естественно, для этого нужен качественный и высокоскоростной мобильный Интернет, и он в Швеции есть.

Кроме того, мир двигается к единой IP-сети (это ярко видно по европейским странам), то есть Интернет плотно войдет в нашу повседневную жизнь, во все ее сферы. Единая IP-сеть будет использоваться и в Украине для таких сервисов, как IP-хирургия (IP-surgery – это и сложные операции при помощи современных технологий, и операции, при которых хирург может находиться в другой стране и следить за ходом операции чрез IP-видео), системы «умный дом» и «умный город» (smart house и smart city), видео-домофоны и системы сигнализации, работающие через Интернет (вы сможете впустить в дом родных, забывших ключи, даже на расстоянии, просто нажав кнопку на телефоне), и др. Все эти технологии также требуют скоростного мобильного Интернета и широкополосного проводного с высокими проникновением и скоростью. И ключевую роль во внедрении подобных современных сервисов играет уровень проникновения, поэтому Украине нужно позаботиться об этом показателе.

Опыт Швеции показывает также еще одну тенденцию: в развитии мобильного Интернета огромную роль играет волоконно-оптическое соединение. При построении мобильной инфраструктуры обязательно используется оптика, чтобы сделать сеть более скоростной и надежной. Поэтому провайдеры FTTx имеют большую долю рынка и активно развиваются даже в эру мобильного доступа. Украинским проводным операторам также не стоит бояться всплеска популярности 3G, который прогнозируется на ближайшие годы. Оптоволокно – это такая же технология будущего, как и скоростной мобильный Интернет.

Телекоммуникационная отрасль в Швеции не только имеет мощную господдержку, но и строгое регулирование. Причем главной целью госрегуляторов является эффективность работы провайдеров и комфорт общественности. Все требования к отрасли формируются исходя из потребностей пользователей, а не прибыльности операторов. Такой подход не только защищает IT-сектор от коррупции, но также и стимулирует провайдеров развиваться, внедрять новые услуги, использовать более современные технологии.

 

Итог

Какой опыт Украина может перенять у стран Восточного партнерства и ЕС, по пунктам?

  1. Наличие санкций за нарушения. Только наказание может стимулировать открытость и прозрачность на рынке, а также побороть коррупцию. Причем наказание должно быть существенным: для провайдеров – высокие штрафы и отзыв лицензий, для чиновников – штрафы, увольнение и даже уголовная ответственность (такой опыт есть у Грузии).
  2. Существование законов, которые работают. Если закон есть, но он не работает, значит, фактически его нет или он несовершенен. Нужно принять такие законы, которые все участники будут вынуждены выполнять. А для этого нам, прежде всего, нужно упростить бюрократическую процедуру в данной сфере. В Украине существует проблема: физически невозможно принимать столько нормативных документов в год, сколько требует IT-отрасль, поскольку число министерств и других органов, с которыми требуется согласовывать каждый документ, слишком большое.
  3. Появление новых сервисов и технологий на рынке. Введение новых услуг и технологий всегда дает толчок рынку. А что касается IT-отрасли, то она построена на новых технологиях, поэтому стоять на месте для этого рынка – смерти подобно. Как провайдеры, так и госрегуляторы должны быть гибкими и амбициозными, чтобы обеспечить потребности пользователей и иметь стабильный доход.
  4. Государственная поддержка IT-сектора. В развитых странах Европы это нормальное явление, когда государство помогает финансово операторам связи и игрокам рынка телекоммуникаций. Ведь существуют заведомо убыточные сегменты, развивать которые провайдерам сложно и дорого, поэтому они оттягивают до последнего. В итоге в Украине сельская местность практически не покрыта скоростным Интернетом, технология 3G начала активно развиваться только в 2015 г. (когда в мире уже год-два как LTE-бум), а подвести оптоволокно в частный сектор даже в Киеве сегодня стоит «всех денег». Гоподдержка IT-сектора нужна и важна, нужно только следить, чтобы она не превратилась в финансирование монополистов рынка с целью вытеснения более мелких конкурентов.
  5. Co-sharing. Обычным явлением в европейских странах является совместное построение и использование элементов инфраструктуры несколькими провайдерами. Таким образом решается вопрос появления Интернета в городах с малой численностью населения, т.е. с низкой окупаемостью вложений. Многие операторы отказываются от населенных пунктов до 20 тыс. жителей, поскольку им нет смысла вкладывать значительные средства в построение сети, которую трудно будет окупить. Поэтому в развитых странах для труднодоступных районов и сельской местности часто задействуется государственная финансовая поддержка или co-sharing между операторами.
  6. Защита интересов пользователей. Государственные регуляторы существуют для того, чтобы защищать интересы общественности, а не провайдеров. Только общество может иметь влияние на НКРСИ (Национальная комиссия регулирования связи и информатизации), УГЦР (Украинский государственный центр радиочастот), министерства и ведомства IT-сектора. Ведь такие органы созданы для контроля работы провайдеров, а не с целью помочь им заработать.
  7. Открытость информации. Вся информация, не являющаяся коммерческой тайной, должна быть открытой для общественности. Это данные по проведению тендеров, по регистрации провайдеров, по выделению лицензий, по нарушениям операторами закона и соответствующим санкциям и мн. др.

 

SocButtons v1.5

Добавить комментарий

Обращайтесь к посетителям сайта так, как вы хотите чтобы они обращались к вам

Защитный код
Обновить

Допрос

Сколько вы готовы платить за качественный интернет для личного пользования 100 Мбит/c на загрузку и отдачу?

Вы здесь: Главная От редакции Европейский опыт в IT-секторе: Литва, Грузия, Молдова, Швеция