Технологии быстрого интернета

Связь нового поколения — третьего или четвертого?

Украинские мобильные операторы с осторожностью подходят к внедрению передовых технологий.

Из сюжетов телеком-новостей о далекой Японии мобильная связь третьего поколения (3G) постепенно переходит в украинские реалии. Один оператор — «Телесистемы Украины» (ТМ PEOPLEnet) — уже почти полгода предоставляет услуги самого настоящего третьего поколения в «восточном» стандарте CDMA 2000 EV-DO. Второй, «Укртелеком», посредством своего филиала «Утел» строит сеть нового поколения в стандарте WCDMA/UMTS и обещает запустить ее в коммерческую эксплуатацию до конца года. О начале технического тестирования сети в стандарте CDMA-450 на минувшей неделе объявила «УМС». Коммерческая эксплуатация сети, которая, правда, будет использоваться лишь для скоростной передачи данных на ноутбуки пользователей, начнется до конца лета.

Интерес к развитию связи третьего поколения WCDMA/UMTS выражали и все остальные GSM-операторы, а «Астелит» (ТМ life:) даже развернул тестовую зону UMTS/HSDPA в центре Киева. Однако все эти проекты пока не выходят из разряда нишевых. До массового рынка 3G, подобного итальянскому, британскому, не говоря уж о японском, нашей стране далеко.

 

3G: за и против

 

Рыночная практика свидетель­ствует, что когда операторам что-нибудь очень нужно, они добивают­ся этого любой ценой. Так было с отменой платы за входящие звонки, с отменой госрегулирования тарифов, с выдачей дефицитных частот и во многих других слу­чаях. Однако, говоря о 3G, опе­раторы чаще всего рассказывают о непреодолимых трудностях.

Государство в лице Национальной комиссии регулирования связи (НКРС) упорно тянет с выдачей им лицензий и частот, военные не спешат эти частоты освобождать, на рынке мало 3G-телефонов, рынок контент-услуг недостаточно развит, чтобы заполнить высокоскоростные мобильные каналы, и т.д. Но при этом, конечно же, 3G — это наше будущее, это перспективно и замечательно.

Складывается впечатление, что особого энтузиазма будущее внедрение этой технологии у телекоммуникационных компаний не вызывает. Бытует даже мнение, что главной движущей силой развития 3G-сетей являются производители оборудования, пытающиеся компенсировать падение доходов от продажи аппаратуры для GSM и навязывающие операторам не совсем актуальные для рынка технические решения. А те уж пускай продают 3G-услуги, как могут.

Операторы, однако, соглашаются и с тем, что внедрение 3G дает им важные преимущества. Главным из них в мире считается увеличение ARPU (среднемесячной доходности) абонентов. Если средний GSM-абонент в Европе платит оператору 20—30 долл., то ARPU 3G-абонентов доходит до 60—80 долл. Причем рост ARPU осуществляется как за счет трафика передачи данных (в т.ч. получения неголосовых услуг), так и за счет роста голосового трафика. Кроме того, сети UMTS существенно разгружают сети GSM, канализируя в себя наиболее многоговорящих бизнес-пользователей и принимающих много данных. В результате и обычные пользователи, и абоненты 3G получают более качественную связь: вторые — за счет высокотехнологичности, первые — за счет уменьшения нагрузки на сеть.

Кроме того, на руку 3G играет и развитие проводного широкополосного доступа (этот процесс происходит и в Украине). Абоненты привыкают к быстрому Интернету, к возможности пользоваться различными онлайн-сервисами, когда не нужно что-то долго закачивать, а можно смотреть «здесь и сейчас». И когда такая возможность появляется у них «в мобильном исполнении», они с радостью ею пользуются.

 

Виртуальные частоты

 

Среди главных называют регуляторную проблему. Национальная комиссия регулирования связи выдала пока только одну лицензию на UMTS — «Укртелекому». Для выдачи других лицензий нужно освободить полосы радиочастот, находящиеся сегодня в пользовании военного ведомства. Стоимость конверсии трех полос по 30 МГц в диапазоне 1900—2100 МГц оценивается в 240 млн. грн. В бюджете эти средства уже предусматривались, но не выделялись. Сегодня НКРС, Минобороны и операторы работают над механизмом, согласно которому лицензии на 3G будут выдаваться с дополнительным условием: оплатить конверсию из средств компаний. Однако принятие этого порядка проходит со значительным количеством бюрократических трудностей. По данным НКРС, конкурс будет объявлен не ранее конца года, а приступить к освоению частот операторы смогут только в следующем году.

В общем, вроде бы все «за», но не похоже, чтобы операторы так же жестко лоббировали эти частоты, как три года назад это делал «Укртелеком». Не говоря уж о том, что НКРС время от времени выдает новые полосы в гораздо более дефицитных диапазонах 1800 и 900 МГц (и даже недавно в диапазоне 1900 МГц, правда, для широкополосного доступа), необходимые для развития текущего бизнеса сотовых компаний. Однако когда дело доходит до 1900—2100 МГц для UMTS, операторы ограничиваются заявлениями о том, что «нужно бы», а НКРС — что «в перспективе все будет».

Более того, операторы CDMA имеют ресурс в диапазоне 800 МГц, позволяющий организовать связь третьего поколения в стандарте CDMA-2000 EV-DO. Конечно, не у всех из них есть достаточное количество частотных полос, чтобы выделить одну из них под передачу данных, но такие возможности есть. Например, консолидация операторов с целью объединения частотного ресурса. Или получение частот в диапазоне 1900 МГц, недавно «раскупоренном» НКРС: и операторское оборудование, и мобильные телефоны в стандарте CDMA2000 могут работать в этом диапазоне. Однако, за исключением «Телесистем» (и, с оговорками, «Интертелекома»), никто из «сидиэмэйщиков» 3G-амбиций не демонстрирует.

Иными словами, складывается впечатление, что новые лицензии на 3G операторы получат только тогда, когда у них возникнет для этого реальная бизнес-необходимость. Если бы эти лицензии были выданы им, например, вместе с «Укртелекомом», то, скорее всего, компании развернули бы в этом стандарте не более чем небольшие зоны в крупных городах.

 

«Я вам позвоню по граммофону!»

 

Говорят операторы и о проблеме отсутствия терминалов. Проникновение трубок, поддерживающих UMTS, в Украине оценивается в 3% от общего количества (данные «МТС»). Это, как правило, недешевые бизнес-модели и имиджевые телефоны. Хотя ряд производителей уже начали выпускать бюджетные UMTS-терминалы.

Не покупают UMTS-телефоны в основном потому, что не хотят переплачивать за ненужную функцию. Однако с появлением на рынке первой коммерческой UMTS-сети спрос на такие трубки сформируется, и их продажи вырастут.

Сложнее обстоят дела с EV-DO-телефонами. На рынках восточноазиатских стран есть большое количество очень неплохих моделей, поддерживающих не просто стандарт 3G, но и его философию (экраны с высоким разрешением, доступ к контент-сервисам с помощью специальной кнопки, анимированные меню и т.д.). Техническая политика «Телесистем Украины» ограничивает используемые терминалы только тем модельным рядом, который оператор настроил под свою сеть. А это менее десятка средненьких моделей, среди которых нет ни одной с высокоразрешающим экраном.

«Яркие» телефоны встречаются у пользователей «Интертелекома» и других CDMA-операторов, однако работают они там как 2G-терминалы. Подключить такие трубки к EV-DO-сети без систематической работы с производителем невозможно, а производитель не будет сотрудничать с оператором, пока тот не обеспечит высокие продажи его терминалов.

 

Дайте две!

 

Много говорится и о неготовности к 3G (а уж тем более к 4G) рынка контент-услуг. Чтобы обеспечить высокие доходы от продажи неголосовых услуг, операторам просто нечем заполнить «широкую трубу» передачи данных.

Эта проблема актуальна и в Европе: до 80% доходов европейские 3G-операторы получают от продажи традиционных голосовых услуг, как и их 2G-коллеги. Повторить успех японского NTT DoCoMo, единственной в мире компании, которая смогла изменить саму философию пользования мобильной связью, никому не удалось. Однако тут, наверное, дело в восточном менталитете…

Впрочем, вернемся к нашим реалиям. Несмотря на всю перспективность, контент-услуги традиционно воспринимались операторами как вторичные. В результате ни у одной из крупных сотовых компаний нет четкой политики по их развитию. Поэтому операторы и не готовы к 3G: они понимают, что существующая модель продажи контента для нового стандарта не подходит, а иной пока не создали.

С появлением фактически неограниченного ресурса передачи данных выиграет тот оператор, который первым придумает, как дать заработать на контенте его разработчикам. А не будет пытаться правдами и неправдами забрать себе все деньги от его продажи, как это делается сейчас. Тогда он получит просто море различных «тяжелых» услуг для продажи, и проблема отсутствия 3G-контента перестанет его волновать.

 

Инвестиции: лучше недо-, чем пере-

 

Осторожность сотовых компаний в отношении 3G во многом диктуется нежеланием инвестировать значительные средства в проекты с сомнительной отдачей. Рынок мобильной связи 2G вошел в стадию насыщения, и акционеры требуют от операторов снижения затрат. Большие капитальные вложения могут быть оправданы только большой отдачей в виде роста основных показателей: абонентской базы, ARPU, дохода, прибыли. Однако если в Европе операторам удавалось поднять ARPU 3G-абонентов с 20 до 60 долл., то в Украине увеличить его с 5—7 долл. до заоблачных высот будет сложно. Или пользователями таких услуг станет лишь ограниченный круг абонентов.

Пример — те же «Телесистемы Украины». Ряд их тарифных планов, ориентированных на передачу данных, включает абонплату в 50—60 долл. (соответственно, таким и будет ARPU их абонентов). Это делает оператора нишевым игроком: пока компании удалось набрать 20 тыс. абонентов, до конца года их планируется 100 тыс.

ARPU в 60 долл. планировал и «Укртелеком».

Крупным мобильным операторам пока выгоднее «доить» уже существующих абонентов. Потратив на маркетинг 10 млн. долл. и увеличив их ARPU на доллар, они получат больший прирост доходов, чем если начнут обслуживать 100 тыс. 3G-абонентов с ARPU 50 долл. В строительство сети для которых нужно вложить еще 200 млн. долл.

В Европе развитие 3G началось тогда, когда резервы 2G по росту доходности были полностью исчерпаны и рынок достиг прочного насыщения. Наш рынок только приближается к насыщению. Поэтому все разговоры о 3G можно считать пока предварительными консультациями. Финансовой необходимости в переходе на новое поколение связи пока нет.

 

Рыночные реалии

 

Единственный игрок рынка, позиционирующий себя как 3G-оператор, — это «Телесистемы Украины». О его успехах мы уже упоминали: менее чем за полгода работы компания набрала около 20 тыс. абонентов, что при ARPU 50 долл. должно приносить ей около миллиона долларов ежемесячного дохода. При текущем объеме инвестиций порядка 100 млн. долл. это соответствует сроку окупаемости около 10 лет. Поэтому оператор нуждается в дальнейшем росте абонентской базы, за которую будет бороться.

Тем не менее «Телесистемам» пока не удалось решить ряд проблем, важных для развития 3G в стране. Как мы уже упоминали, не удалось предоставить абонентам широкий выбор 3G-терминалов. Не разработана внятная политика по продаже контент-услуг. Пока оператор продает просто широкополосный доступ. «Интернет — лучший поставщик контента», — говорят по этому поводу в «Телесистемах». Однако, позиционируя себя исключительно как мобильного интернет-провайдера, компания проигрывает часть потенциальной 3G-аудитории — падкую на контент молодежь.

Другой важный игрок 3G-рынка — «Укртелеком» — получил единственную пока в стране лицензию на UMTS. Однако коммерческий (и даже тестовый) старт его сети уже который квартал откладывается по невыясненным причинам. Невыясненным — потому что компания избрала политику полной непрозрачности своего 3G-проекта. По оперативной информации, начало тестирования сети из нескольких десятков базовых станций должно было быть приурочено ко дню рождения председателя правления ОАО «Укртелеком» Георгия Дзекона. Однако в компании этого не подтвердили и не опровергли.

Если компания объявит об очередном переносе запуска сети, то это должно заставить ФГИУ (основного акционера) всерьез задуматься о качестве ее менеджмента, а НКРС — об эффективности использования лицензии.

Тестовую сеть UMTS/HSDPA развернул в центре столицы life:), однако воспользоваться ее услугами можно только в центральном офисе компании.

До сентября должен стартовать 3G-проект «МТС». В начале июля в тестовую эксплуатацию запущено семь базовых станций в Киеве, работающих в так называемой Rev A: модификации стандарта CDMA2000 1x EV-DO, обеспечивающей передачу данных со скоростью до 3,1 Мбит/с и поддерживающей мобильную видеотелефонию. Однако компания, как мы уже упоминали, станет еще одним «беспроводным провайдером» — будет заниматься только скоростной передачей данных на ноутбуки и стационарные компьютеры. Правда, мобильной и с хорошей скоростью. Не скрывают в «УМС» и ориентацию проекта на бизнес-пользователей. Таким образом, у оператора есть шансы набрать несколько десятков тысяч абонентов, получить небольшой источник дополнительного дохода и существенно подпортить перспективы «Телесистемам».

Потому что рынок нуждающихся в такой услуге узок. И расширить его операторы могут только путем внедрения не просто технологии 3G, но и новой философии бизнеса, направленной на коренное изменение структуры спроса. Только что для этого нужно делать, никто из отечественных операторов, похоже, пока не представляет.

 

Обзор стандартов 3G и не только

 

К мобильной связи первого поколения относилась технология FDMA, при которой на каждое голосовое соединение выделялся один частотный канал. Такие сети могли обслуживать лишь небольшое количество абонентов. Впрочем, в те времена услуги мобильной связи массовыми не были. В Украине стандарт первого поколения NMT в диапазоне 450 МГц с 1993 года использовала компания «УМС».

Мобильная связь второго поколения использовала цифровую передачу данных и технологию ТDМА: в каждом частотном канале можно было обслуживать несколько голосовых соединений, разделенных на тайм-слоты (отрезки времени, за которые передаются зашифрованные и сжатые цифровые голосовые данные). Это позволило резко увеличить абонентскую емкость сетей и даже организовать довольно быструю передачу данных (см. ниже). В Украине получил наибольшее развитие стандарт второго поколения GSM в диапазонах 900 и 1800 МГц, в котором сейчас работают пять операторов: «УМС», «Киевстар», «Астелит», «Украинские Радиосистемы» и «Голден Телеком».

Ко второму поколению относятся и стандарт DAMPS, в котором работают «DCC» (Донецк) и «Украинская волна» (Львов), а также CDMA-2000 (без использования технологии EV-DO), в котором работают «CDMA-Украина», «Велтон Телеком», «Интертелеком» и «ЦСТ-Инвест».

К стандартам «второго с половиной» поколения, 2,5G, относят технологии скоростной передачи данных, реализованные в рамках стандартов второго поколения. Так, технология EDGE в стандарте GSM позволяет передавать данные со скоростью до 320 кбит/с, а в стандарт CDMA-2000 1х заложена возможность передачи данных со скоростью до 144 кбит/с, что вполне сравнимо со скоростями при соединении по фиксированной телефонной линии.

Разработка стандартов третьего поколения началась в конце 90-х. Общее требование к ним — возможность осуществлять передачу данных на мобильный терминал со скоростью 2 Мбит/с. Для сравнения: такую пропускную способность имеет канал Е1, используемый в фиксированной связи для обслуживания 32 цифровых абонентских линий.

Все стандарты мобильной связи третьего поколения основываются на технологии CDMA, которая позволяет «запихнуть» в один стандартный частотный канал множество соединений (как голосовых, так и сеансов передачи данных), как бы «размазанных» по нему в виде шумоподобного сигнала. CDMA имеет большую частотную эффективность, чем GSM: в одной и той же полосе частот эта технология позволяет передавать больше данных, обслуживать больше голосовых соединений. А значит, оператор имеет возможность качественно обслуживать больше абонентов.

Еще одно важное отличие связи третьего поколения от второго: вся передача данных от базовых станций на мобильные терминалы, не важно, голосовых или любых других, осуществляется по IP-протоколу, как в Интернете. Соответственно, коммутация соединений производится не обычным, пусть даже цифровым, коммутатором, а так называемым софтсвичем — по сути, обычным универсальным сервером с соответствующим программным обеспечением. То есть 3G-связь — это мобильная интернет-среда, в которой, в числе прочего, можно передавать и голосовые соединения.

В мире получили развитие два основных стандарта 3G: CDMA-2000 ЕV-DO (Япония, Юго-Восточная Азия и Северная Америка) и WCDMA/UMTS (Европа).

CDMA-2000 EV-DO является развитием стандарта CDMA-2000 и позволяет передавать данные со скоростью 2,4—3,6 Мбит/с. Стандарт работает в традиционных для CDMA диапазонах 800 и 1900 МГц, используя стандартные CDMA-каналы по 1,25 МГц (для передачи данных выделяется от одного до трех самостоятельных каналов плюс канал для голосовых соединений). Он получил развитие благодаря тому, что его можно было развертывать на базе уже существующих CDMA-сетей, без их дорогостоящего перепланирования, путем простой модернизации оборудования.

WCDMA — самостоятельный стандарт, работающий в диапазоне 1900—2100 МГц и использующий две широкие полосы по 15 МГц (поэтому и называется — широкий CDMA). Сначала его проектировали как надстройку над GSM, однако на практике операторам приходится развертывать отдельные сети, что обходится дороже. Первая модификация этого стандарта — UMTS — имела много технологических недостатков: низкую емкость сети, малый радиус действия соты, сравнительно небольшую скорость передачи данных — 386 кбит/с, ненамного превышавшую таковую для ЕDGЕ. Сегодня де-факто стандартом третьего поколения является надстройка HSPA (HSDPA — скоростная передача данных от базовой станции абоненту, до 15 Мбит/с, и HSUPA — скоростная передача данных от абонента к базовой станции, до 5,8 Мбит/с).

К мобильной связи четвертого поколения (4G) относят стандарты широкополосной передачи данных, обеспечивающие скорости передачи данных до 100 Мбит/с (реально обеспечиваемые скорости — от нескольких до нескольких десятков Мбит/с). Это стандарты группы WiMAX, в частности протокол 802.16е (его называют «мобильный WiMAX »), а также южнокорейский WiBRO. Могут работать в диапазонах от 2,3 до 7,2 ГГц и выше. На рынке доступны абонентские терминалы в виде карт передачи данных для ноутбуков. Голосовые соединения в сетях 4G осуществляются с помощью клиентских программ типа Skype. Бытует мнение, что операторам нет смысла развивать «устаревший, не родившись» стандарт 3G, а сразу переходить к сетям четвертого поколения.

 

Источник: wimax.livebusiness.ru 

 

SocButtons v1.5

Добавить комментарий

Обращайтесь к посетителям сайта так, как вы хотите чтобы они обращались к вам

Защитный код
Обновить

Допрос

Сколько вы готовы платить за качественный интернет для личного пользования 100 Мбит/c на загрузку и отдачу?

Вы здесь: Главная Технологии быстрого интернета Связь нового поколения — третьего или четвертого?